?

Log in

No account? Create an account
мой микс из того, что слушаю в последнее время.

Попал в третий раз на сборник-компиляцию лучших местных мьюзос. Компакт распространяется бесплатно через через сеть рекорд-шопов и непосредственно в интернете. И был отмечен рецензентами как один из лучших среди 15-ти трэков.
Получил письмо от незнакомого человека, в котором он просит дать ему информацию для приобретения моей музыки. А вся музыка на хард-диске, физических носителей нет.
Как результат двухлетнего (я тут с весны 2008-го) пребывания в этой маленькой стране это всё вполне неплохо, я считаю. Симптомы на лицо. Теперь на следующий год планирую издание лимитированного винила, в формате EP. Стоит относительно недорого. А вместо сиди, лучше сразу в цифре в сеть выкладывать - кусочки презренного пластика отжили себя. Понятно, что всё делается в качестве личного хобби. Кто-то табуретки строгает, я музыку. Что-то более серьёзное начнётся через 1,5 года - http://auckland.sae.edu/en-gb/course/882/Bachelor_of_Recording_Arts
За что и не люблю туристов, в частности русских - въехать на неделю в страну и начать делать пиздец какие выводы и умозаключения. Антропологи, for fuck's sake.

Jan. 14th, 2010

23.30 - 13.01.10 - 41º 00S, 174º 00E
Родилась Лидия Дмитриевна Сичинава.
На этом ставлю жирную точку и крест на деторождении и всяческом воспроизведении рода человеческого.
А теперь можно и делом заняться. Накопилось всего. Всем привет.
   В тот день судьба преподнесла ему настоящий подарок - на берег вынесло ящик, в котором он обнаружил каким-то чудом сохранённые полкварты бурбона, два ящика пива, а в бережно завёрнутом от воды пакете оказалось немного лизергиновой кислоты и пару унций марихуаны. Что ж, пожалуй это поможет мне с достоинством отметить старый европейский обычай, - подумал он, всматриваясь в тихоокеанскую даль. На его обожённом ветрами и солнцем лице заиграла улыбка и губы стали вдруг насвистывать что-то легкомысленное.
   В тот день, по его указанию, дикари приготовили традиционое для здешних мест блюдо Ханъ-и, что выпекается на углях в земле. И пока на метровой глубине в сырых корзинах тушилось мясо, к берегу океана за мидиями были посланы женщины. В этих широтах мидии отличались гиганстким размером зеленой раковины и нежнейшим вкусом молюска,для чего его упругая мяготь вываривается в сливках кокосового молока.
   Племя было занято праздничными приготовлениями и наш герой решил привести свою хижину в порядок: он укрепил стены и починил крышу, глиняный пол был чисто выметен, а искусно плетённые циновки были вытрясены от нанесённого песка, на полках с нехитрой утварью аккуратно протёрто. Когда он покончил с этим, он залатал одежду, а затем умылся родниковой водой и обравнял ножом бороду. Буквально через час всё было готово к празднеству.
   По местным обычаям, год закончился ещё неколько месяцев назад. Но его миссионерская натура не знала покоя и в этом году при помощи красноречивых слов и подкупа главного жреца, племя впервые для себя познало радость этого календарного события Старого Света. Он же, полагаясь на свою память о прошлой жизни, постарался воссоздать те маленькие обычаи сопровождающие этот день - было выбрано хвойное дерево похожее на ёлку и затем заботливо украшенное яркими дикими плодами, заменившими традиционные игрушки, женщины разучили праздничные псалмы, при звуках пения которых он порой неоднакратно смахивал непрошенные слёзы и стыдливо сморкался в ладонь.
   И вот наконец, незадолго до сумерек, было выкапано мясо и накрыт стол. Племя расселось и выжидало, когда жрецом будет дадена разрешающая трапезу команда. Все взоры были устремлены на тучную фигуру украшеннею перьями и причудливой татуировкой на всё тело, вот она взмахнула рукой и дикари с жадностью набросились на еду. Когда было покончено с едой, женщины вынесли чаны с пивом и племя предалось пьянству. На долгие часы, вплоть до самого утра воцарился громкий смех, шумные выкрики женщин и гул мужских голосов.
   В небе Южного Креста парил огромный диск - в этом году праздник был ознаменован лунным затмением. В его ярком свете лица туземцев обрели гротескные выражения, напоминающие картины старых немецких мастеров. И на какой-то миг, всё показалось будто частью какого-то удивительного сна, бесконечностью грёзы без конца и начала. Быть может последующее за этим видение было вызвано той утренней находкой. Быть может набор случайностей преломился в нужной точке времени и пространства вызывая непрошенное озарение, но то что увидел наш герой послужило очередной отправной точкой в его затянувшемся путишествии....
--------------------------
Из писем -

"
   Я тем временем провожу своё время отшельником. По утрам, одев куртку из козьей шкуры, вооружившись примитивным орудием и заплечной сумой для диких плодов, я начинаю обход своего острова. Получасовая прогулка разминает мои члены от сна, но разум как обычно полон суровых дум, отчаяных и опасных мыслей о побеге, легкомысленных воспоминаний о прошлом. Встреченные туземцы приветливо машут мне рукой, улыбаясь крепкими зубами, смешно морща лица непривыкшие к улыбке. Но я так далёк в своих фантазиях в этот миг, что практически их не замечаю. Память настойчиво рисует тонкие линии и ткёт из них хрупкое полотно иллюзий.
   Проходят часы. И собрав нужное для пропитания количество экзотических фруктов, наполнив тыквенную бутыль питьевой водой я возвращаюсь к хижине где меня ждёт потомство. Туземка-жена как правило занята полевыми работами и оставляет детей под присмотром девочки-подростка, чьи манеры и поведение оставляют желать лучшего. Но нисколько не умаляет природного дикарского обаяния. Ах, выдели бы Вы, как радуется она всей своей языческой душой, когда она получает за свою работу небольшую мзду. Воистину, в этот миг даже самый чёрствый миссионер прозрел бы в ней творение Господа.
   Итак, вернувшись и накормив мою новую семью, я опять мысленно возвращаюсь к тем моментам ушедшей навсегда в прошлое жизни молодого повесы, которым Вы когда-то меня знавали. Невольно я начинаю напевать, на манер тех лёгких европейских мелодий, так полюбившихся те дни, что по сию пору вызывают улыбку на моём суровом лица, а то и скупые слезы. Признаюсь, эти моменты музицирования стали той последней драгоценностью в моей одинокой, бедной на события жизни, которая дарит крохотные песчинки истинной радости достойные упоминания. Именно в это время хочется мне стремглав броситься в океанскую пучину и плыть прочь от этого проклятого острова. С годами я становлюсь ещё более сентиментален, наверное даже слезлив. Борюсь с этим поедая острые малосьедобные корни, чей ужасный приторный вкус придают моему лицу гримасу отрешимости и беспощадного смирения с уготованой мне участью быть заброшенным судьбою на дикие берега далёкого тихоокеанского острова.
"